2015-10-18

Об Амстердаме

Так получилось, что я четыре полных дня провёл в Амстердаме. Изображал туриста, шлялся по музеям. Впечатлялся.
I'm Sterdam
Сразу предупреждаю, в кофешопы не ходил, в квартале красных фонарей не показывался. Мне, как человеку некурящему, был отвратителен запах, доносящийся из открытых дверей кофешопов, мимо которых я проходил. Так что ничего особенного со мной в Амстердаме не произошло.
Терминологические тонкости. Амстердам — столица государства под названием Нидерланды. Если хотите кумыса и степей, то можно с ударением на последний слог: НидерландЫ. Собственно, «de Nederlanden» означает «низинные земли». Но по-английски страна почему-то называется Netherlands, ну почти как Neverland, где буйствовал Питер Пэн. А по-русски чаще всего говорят о Голландии, хотя Северная и Южная Голландии — это лишь две (из двенадцати) провинций Нидерландов. Амстердам как раз находится в Северной Голландии. И так как, в конце XVII века, Пётр I как раз потусил в Амстердаме, с тех пор как-то и повелось под Голландией подразумевать все Нидерланды. Ну это как съездить в Омск и говорить, что побывал в Сибири, а не в России.
Язык тамошний — нидерландский. Который по-русски так же чаще называют голландским. А вот по-английски «нидерландский» (язык или местный житель) будет «Dutch». Да да, именно так называли брутального Шварца в красной футболке в «Хищнике». Не путать с «Danish» — «датским», т.е. имеющий отношение к Дании, как Гамлет. Поэтому «Royal Dutch Airlines» — это королевские нидерландские авиалинии, они же KLM. (В оригинале красивее: «Koninklijke Luchtvaart Maatschappij»)
KLM sells
Из Москвы рейс выполняли как раз KLM. Впервые летел в самолёте, где бортпроводницы ни слова не умели по-русски, или делали вид, что не умели. Мучительно вспоминал английские названия еды, чтобы выбрать что-нибудь съедобное на обед. Но выбора предоставлено не было. «Enjoy your meal.» И всё. Обычная самолётная еда, без обид. Еще эти блондинистые европейки дежурно улыбались, когда обращались к тебе. В отличие от суровых перекрашенных русских девушек Аэрофлота на обратном пути. Впрочем, смотрелись эти улыбки вполне дружелюбно и естественно.
Аэропорт Амстердама — Схипхол — находится в двадцати километрах от самого города. Поэтому добирались на поезде, который оказался удивительно похожим на московский Аэроэкспресс. Тут впервые столкнулся с европейскими ценами. В свете крайнего курса рубля — совсем грустно. Поезд от аэропорта до центрального вокзала — почти 5 €. Такси от гостиницы до аэропорта — 45-55 € (в зависимости от количества человек). Час катания на трамвае — 3 €.
Central Station
В общественном транспорте не оплачиваются поездки, оплачивается время. Есть абонементы на час, на день, на неделю... Час поездки означает, что можно кататься сколько угодно, но после первого входа в трамвай, повторно войти (в другой трамвай) можно будет только в течение часа. В трамвае есть турникеты на вход (передняя дверь) и на выход, к ним нужно прикладывать билет. А вот каких-либо турникетов на поезде обнаружить не удалось. Есть загадочный жёлтый столбик у эскалатора на платформу, который пикает и мигает иногда зелёным, если к нему приложить билет. И всё. Никаких контролёров. Есть, правда, турникеты на выход, но они, похоже, всегда выпускают.
Выпить кофе, закусить — 5 €. Впрочем, кофе почти везде настоящий и вкусный. Пообедать одним блюдом — 10 €. Сходить в музей — 15-17 €. Взять в аренду велосипед на сутки — 10-15 € плюс залог в 100 €. Кило картошки — 2 €. Кило бананов — в три раза дешевле.
Canal
Первое впечатление от Амстердама: да он же как Питер. На самом деле — наоборот. Сначала Пётр I погулял по Амстердаму, а потом вернулся домой, повоевал и основал город на Неве. Много каналов (больше, чем в Питере). Маленькие домики (меньше, чем в Питере). Невероятной красоты старые здания.
Уже через пару дней понимаешь, что вся эта красота — декорации. Центральный вокзал более функционирует на подземных платформах, чем в здании центрального вокзала. Пару раз видел, как делают капитальный ремонт в этих стареньких зданиях о трех окнах на фасаде в ширину и в три этажа в высоту. Домики лепятся вплотную друг к другу и всё это живо напоминает застройку Бруклина. А для ремонта, видимо, чтобы влепить на первый этаж другое кафе, выносят всё насвозь. И оказывается, что несущей конструкцией дома являются стальные балки, как в небоскрёбах, а всё, что между ними — красивые кирпичные фасады — лишь декорация. С тем же успехом фасады могли быть картонными, может, где-то оно так и есть. Полагаю, пару сотен лет назад балки были деревянными.
Rebuilding
А на каналах, и, в особенности, на реке Амстел (да, где-то тут делают одноимённое пиво) во множестве имеются домики на воде. Иногда это баржи размером с квартиру. Иногда настоящие судёнышки с якорем и штурвалом. Иногда к одному причалу пришвартованы даже два судёнышка: одно используется как дом, а на другом растёт целый садик в кадках. В половине кадок растёт конопля. В любом случае у дома на воде есть номер, калитка, почтовый ящик, место для стоянки велосипедов. И все дома подключены к электричеству, водопроводу и даже канализации.
Cannabis garden
Для туристов поблизости от кофешопов продаётся всё что угодно. Пиво, конфеты, печеньки, леденцы, энергетические напитки. С коноплёй.
Cannabis forever
Правят в этом городе велосипедисты. Утром все местные едут на велосипедах на работу. Вечером едут с работы. Создавая даже велосипедные пробки, когда перед светофором пятьдесят метров велосипедной дорожки забиты велосипедами в два ряда. Едут дамы в юбках и колготках. Едут серьезные мужчины в костюмах, с папками документов. Едут ремонтники в спецовках, побрякивая инструментами.
На каждой маломальской улочке есть велосипедные дорожки, как правило отдельные для движения в соответствующие стороны. Дорожки соседствуют с тротуарами, так что выходить из здания надо очень аккуратно. Тротуары довольно узкие и можно ненароком встать на велодорожку, что чревато. Сначала обругают, потом задавят, потом снова обругают. Иногда даже для тротуара места нет, если улочка идёт по берегу канала. Вплотную к воде находится автостоянка, с заметным наклоном к воде, ограждённая лишь несерьёзной трубой ниже бампера. Наверное, регулярно кто-нибудь роняет машину в канал. Потом идёт узенькая полоска деревьев, вдоль неё не пройти, если не умеете проходить сквозь стволы. Потом велодорожка. Потом одна полоса для автомобилей. Потом другая велодорожка. Потом лишь, прижимаясь к фасадам домов, идет тротуар.
2m width
Машины тоже притесняют. На маленьких улочках только один ряд, даже встречается знак ограничения ширины, в два метра ширины. На дорогах побольше место отдано трамваю. Бывает даже, что на улице есть только велодорожки и трамвайные пути. Иногда даже один трамвайный путь в обе стороны, местами раздваивающийся, чтобы встречные трамваи могли разъехаться. И автомобили ездят по трамвайным путям, не стесняются. Но никогда не заезжают на велодорожки. Велосипедисты этого не простят.
На машинах тут вообще не ездят. Ну разве что всякие мусоровозы и дорогомойки. Или грузовички в магазинчики. Но в более богатых жилых кварталах полно припаркованных авто. Часто встречаются парковки с электрозарядкой. Стоят всякие мерседесы да ауди, а спереди, под звездой или кольцами, у них — розетка. И они этой розеткой подключены к розетке на стоящем рядом светящемся столбике. Пару раз видел заряжающуюся Теслу. Электрический зарядный кабель никого не интересует.
Tesla
А вот велосипеды, похоже, интересуют. Велосипеды паркуют где попало и как попало. Часто поперек тротуаров. Хотя часто встречаются нормальные парковки. А возле станций метро — целые поля велосипедов. Паркуют серьёзно. Один замок, встроенный в конструкцию велосипеда, — на заднее колесо. Солидная цепь, с металлом в палец толщиной, в тряпошном чехле, чтобы не царапала, — на переднее колесо, велосипед и штуковину, к которой припарковался. Во время движения цепь наматывается под сидушку.
Велосипеды встречаются разные. Но не очень спортивного вида. Почти всегда с тройкой передач. Встречаются дребезжащие и разваливающиеся на ходу экземпляры. Для перевозки грузов и детей популярны модели с тачкой впереди. Реальная деревянная тачка с лавочкой. На лавочку тесно садится до двух детей. Иногда дети еще накрываются сверху тентом от дождя. А один раз видел меготачку, на которой вывезли сразу половину детсадовской группы в парк погулять. Тачка с велосипедным приводом. Другая половина группы ехала в подобной же тачке, но с электроприводом.
Children bike
Велодорожки есть везде, поэтому нелюбители крутить педали выбирают транспорт, который тоже может ехать по велодорожкам. Часто встречаются мотороллеры. Бывают и спортбайки, но они всё же носятся по автодорогам. Много удивительных малюсеньких авто на полтора места, тарахтящих двигателем, нагло сруливающих на велодорожки, если надо, и бодающих велосипедистов.
Три креста по-вертикали, которые встречаются здесь буквально на каждом столбе — с герба города. Так что Амстердам тоже можно назвать городом трёх шурупов.
XXX
В первый день нам достался квест, где надо было побегать по центру и пофотаться. Получилось слишком быстро и сумбурно. Поэтому самые туристические места как-то не отложились в памяти. Да и этих самых туристов там было больше, чем хотелось бы. Да, площадь Дам, где, оказывается, и королевский дворец, и музей мадам Тюссо, и национальный монумент. На половинке площади ближе к королевскому дворцу стоял маленький клон Дарта Вейдера и за два евро позволял с ним сфотографироваться. Да, площадь Рембрандта, где стоит памятник, оказывается, самому Рембранту. А эта куча бронзовых мужиков с мушкетами, оказывается, — персонажи «Ночного дозора» того самого Рембрандта.
Rembrandt
А потом мы пошли в музей Ван Гога. Ну это тот рыжий психованный художник, который с Доктором еще встречался. Стояние в очереди в музей заняло всего лишь полчаса. Хождение по музею, созерцание работ Винсента Ван Гога и Эдварда Мюнха (который «Крик» нарисовал) оставили удручающее впечатление. Впрочем, «Звездная ночь» — хороша. Но на чудесной зеленой лужайке перед музеями совершенно невозможно было грустить. Так что всё хорошо.
Green grass
В Европе, ну как минимум в Нидерландах, всё ближе к Родине, чем, например, в Нью-Йорке (который на заре освоения назывался Нью-Амстердам, кстати). Розетки такие же. Унитазы работают таким же привычным образом. Нигде так же не надо давать чаевых, за исключением ресторанов.
Зато они тут напрочь лишены стеснительности. Если верить Википедии, в современном нидерландском языке почти отсутствует разница между мужским и женским родами, т.е. есть человеки и оно. Видимо поэтому однополые браки здесь разрешены аж с 2001 года. На рынке среди шоколадок встречаются шоколадные члены. В музеях встречаются экспозиции, которые наглядно рассказывают детям, откуда они берутся (12+). Даже в зоопарке на табличке про зебр среди прочих аспектов их дикой жизни показано и размножение. Шторы тут отсутствуют как класс. Тут довольно пасмурно, и, видимо, от солнца никто не закрывается. А ночью чего стеснятся. Поэтому идешь по вечернему Амстердаму, и можешь пялиться во все окна, кто там как ужинает и прочее. Хорошо, что в номере гостиницы на первом этаже шторы всё же были.
Modern yard
На следующий день я рванул в другую сторону в другие музеи. По пути увидел более современную застройку: многоквартиные домики в три-четыре этажа с милыми балкончиками и каменными вымощенными двориками. Где-то по пути ко мне пристал чёрный, на прекраснейшем английском выклянчивал пару евро на метро, доехать до дома, мол, прогулял всё с друзьями и на обратный путь денег нет. Абсолютно так же в Омске клянчат десятку на автобус. Но у меня двух евро в кармане не было.
Монетки тут вообще в ходу. Автоматы по продаже всяких газировок да шоколадок принимают только монеты. Всякие камеры хранения принимают в залог только монетки в пятьдесят евроцентов. Пятьдесят евроцентов здесь вообще как четвертак в Америке — самая ходовая монета. А вот во всех остальных местах проще расплатиться картой, чем наличными. Cash only не встречал.
Музей Nemo. В странном модерновом здании. С «кривыми» окнами изнутри. Лучший образовательный музей для деток, который я видел. Дети тут повсюду, носятся, кричат. Чтобы самому добраться до экспонатов нужно либо долго ждать, либо отгонять малышню. Тут есть штуки, демонстрирующие законы физики, механики, химии, геометрии, биологии.
Nemo
Мне понравились некоторые штуки. Водоворот с ручным приводом в прозрачном цилиндре воды. Волшебный крутящийся столик с какой-то жидкостью под поверхностью, которая сворачивается в замечательные вихри. Громадная машина Голдберга, где разноцветные шарики бесконечно бегают, сортируются, пересыпаются. Некоторые этапы «переработки» шариков требуют ручного вмешательства, например, отсортировать шарики по цвету, размеру и весу. За правильно выполненное задание начисляют очки. Интерактивненько. Водные потоки в стальном русле, которые можно перегораживать разными мешочками и загородками, чтобы добиться более высокой скорости вращения турбинки, чем у соседней команды. Громадная мозаика на медленно вращающемся пятиметровом колесе, куда можно вкладывать оранжевые треугольники. Набегают пацаны, и выковыривают треугольники. Набегают девчонки, и вставляют треугольники назад. Много всяких механических передач, которые можно покрутить, и посмотреть, как они устроены и работают. «Каменная» арка-мостик, где можно убедиться, что такая простая конструкция способна выдержать твой вес. Будете с детьми в Амстердаме, зайдите в Nemo, там можно застрять на целый день.
Ship
Рядом с Nemo на причале стоят вполне функциональные на вид парусники начала XX века. А чуть дальше — музей судоходства (Scheepvaartmuseum). Внутри — куча моделей кораблей, картины морских сражений, мимимишные карты и атласы XVII века и интерактивные экспозиции, посвященные роли морского транспорта в современной экономике. Ну а самая прелесть этого музея — реплика VOC-ship. VOC — это Verenigde Oostindische Compagnie, Голландская Ост-Индская компания. Настоящий деревянный большущий парусный корабль. Почти такой же, какие в XVII-XVIII веках плавали из Нидерландов в Индию и Индонезию. Почти такой же, какой своими руками строил наш Пётр I, когда немножко работал, в образовательных целях, на верфях этой самой Ост-Индской компании.
Корабль хоть и реплика, но выглядит вполне достоверно. Всё сделано из деревянных балок, а мачты — самые настоящие деревянные стволы. И почти по всему этому великолепию можно самостоятельно полазать. Посмотреть, какие там трюмы, где хранился провиант и порох. Удивиться маленьким размерам тогдашних коек, и жутковатым пилам в каюте хирурга. Потыкать кнопочки — типа пострелять из пушки. Прикоснуться к штурвалу. Снисходительно помахать с верхней палубы ручкой туристам, проплывающим вплотную под бортами твоего корабля на недостойных прогулочных водных трамвайчиках. В дождь. В плаще с капюшоном. Им бы еще организовать лазание по вантам, со страховкой, ваще был бы огонь.
VOC captain
Следующий день был посвящен государственному музею. Музей большой. Музей хороший. Рембрандт мне нравится гораздо больше Ван Гога. Всё же ближе к реализму и гораздо оптимистичнее. «Ночной дозор»? Ну «Ночной дозор». Читать историю этой картины в Википедии было интереснее, чем созерцать её саму.
Holland
Мне больше всего понравился самолёт. На третьем этаже музея. Настоящий британский F.K.23 Первой Мировой войны. Биплан из досок и тряпок. С мотором-звездой. Красота.
BAT
А еще у музее есть потрясающая многоэтажная библиотека, похоже, функционирующая.
Library
После музея мы забурились в парк. Это оказался Vondelpark. Ивы, дубы, тропинки, озера, мостики. Всё как в приличном парке, над которым поработал ландшафтный дизайнер. Оказывается, та странная скульптура рыбочеловека — работы Пикассо. Конструкции для лазания на детских площадках в парке (да и везде в Амстердаме) потрясают своими размерами и высотой. Деткам, пожалуй, нравится, а родителям, наверное, боязно. По окраине парка обнаружились частные домики, в основном каких-то адвокатов. Внутренние дворики этих домиков отделены от парка лишь не сильно широким каналом.
Kinder place
Утро последнего дня я посвятил зоопарку. Natura Artis Magistra. Самый крутой зоопарк из тех, что я видел. Зоопарк маленький, почти в самом центре Амстердама. Но на такой площади они умудрились разместить животных так, что ограждений между ними и тобой почти не заметно. И вообще, у меня сложилось впечатление, что многие звери мне позировали :)
Wolf
Можно безо всяких заборов посмотреть на жирафов и зебр, с мостика. Почти нос к носу посмотреть в глаза белому волку. В душном и жутко влажном (так положено) павильоне можно пристально поразглядывать огромных бабочек. Есть маленький, но очень шумный и мокрый водопад. Есть прозрачный улей, где можно вживую видеть, как пчелы делают соты и наполняют их мёдом. Есть неплохой аквариум, где амстердамцы подшутили над собой, и поместили автомобильные капоты и ржавый велосипедный остов в аквариум с местной фауной. Где-то тут рядом был еще планетарий и выставка про микробов, но я на них не попал.
Lama
После обеда мы устроили финальную велопрогулку. На арендованных велосипедах. В настоящий средневековый замок Muiderslot, что в городке Muiden, километрах в десяти от Амстердама. Оказалось, что я совершенно не умею ездить на велосипеде. Еле-еле выдержал поездку. И никаких сил не было любоваться окрестностями.
А любоваться было чем. Ехать на велосипеде по городу действительно приятно. Лишь пара светофоров попалась, на которых пришлось подождать, а так можно ехать почти без остановки. Город плавно переходит в парк. А за парком начинается сельская местность. Вообще не ожидал, что в тесной Европе бывает сельская местность. Малюсенькие одинокие домики. Зеленые луга с коровками и овечками. Одинокие ветряки на горизонте. Здоровенный Rijnkanaal, по которому постоянно идут приземистые грузовые суда. На корме каждого, на крыше рубки, почему-то стоит автомобиль.
Muiden выглядит в точности как Амстердам, только маленький. А Muiderslot — это настоящая средневековая крепость. С башнями и узенькими лестницами. С бойницами и дырками, чтобы кидать на атакующих всякую гадость. С каменными клозетами с дыркой на улицу и деревянной крышкой. Внутри устроен милый музей со всякими интерактивными развлечениями вроде прыгания в седле или стреляния из лука.
Castle
Потом мы вернулись в Амстердам и рванули в Схипхол. На такси. Таксист совершенно очаровательно разговаривал по-английски так же плохо, как по-нидерландски. «Where are you from? Russia? Siberia? Is it cold there? Aeroflot? You need this terminal, my friends.»
Схипхол оказался первым аэропортом на моей памяти, где всё закрывается на ночь. Совсем нечего поесть. А чтобы пассажиры не заснули, тут меняется яркость освещения. Начинаешь клевать носом, и вдруг наступает «утро», лампы начинают гореть ярче. Может, глюк.
Удивительно, но за время этой поездки ни один таможенник не сказал мне ни слова. И туда, и обратно.
Два трехчасовых перелёта, во время которых даже как-то удалось немного поспать. И мы снова дома.
Sea